Валентин Штолько: «Современный зодчий должен быть прагматиком и эстетом…»

Что волнует сегодня архитектурных академиков

Украинская академия архитектуры, просуществовавшая с 1946-го по 1963 год, оставила заметный след в истории отечественного градостроения. Свои лучшие традиции возрожденная в начале 1990-х Академия стремится продолжать и сегодня. Об этом корреспонденту «СТОличной недвижимости» рассказал ее президент Валентин Штолько.

«У нас нет случайных людей…»

— Как возникла идея возродить Академию?

— После обретения Украиной независимости многие люди, небезразличные к судьбе отечественной архитектуры, не забывшие те времена, когда отстраивался после войны Крещатик, сооружалась Каховка, возводились другие объекты, ставшие ныне памятниками культуры, загорелись идеей воссоздать Академию. Надо сказать, до этого времени были попытки ее реанимировать, но, к сожалению, они не увенчались успехом.

— Почему?

— Еще древнеримский зодчий Ветрувий говорил, что любое сооружение можно считать объектом архитектуры, если в нем разумно сочетаются полезность, прочность и красота. Однако в советские времена почти вся наша архитектура сводилась к типовому строительству с использованием самых простых и примитивных конструкций. Яркий тому пример — «хрущевки», не отличающиеся ни внешним видом, ни функциональностью. По такому принципу строили не только жилье, но и общественные здания. После распада Советского Союза появилась возможность говорить об архитектуре как об искусстве в его истинном смысле. И в 1992 году Академия таки была создана. Причем мы изначально хотели, чтобы в нее вошли только профессионалы, а не разные случайные люди вроде высокопоставленных чиновников…

— Академия имеет официальный статус?

— Она является не государственным учреждением, а общественной организацией. С одной стороны, в этом есть определенный плюс, поскольку наша деятельность не подвержена разного рода административным влияниям. Хотя, с другой стороны, имея официальный статус, Академия могла бы оказывать существенное влияние на государственную политику в сфере градостроения. Кстати, мы не раз ставили этот вопрос перед Верховной Радой, администрацией Президента. Однако все осталось на бумаге...

— Какие основные задачи вы ставите перед собой?

— Приоритетная задача для нас — разработать научно обоснованную стратегию формирования современной архитектурной среды. Следует отметить, что на первых порах Академия проявила себя очень активно: проводились конкурсы на лучший проект комплексной застройки кварталов в центральной части Киева, в частности, на Подоле. Также мы предложили национальную программу развития отечественного зодчества. Эту программу утвердил Госстрой. Но, увы, ее дальнейшая судьба сложилась не лучшим образом, поскольку она мешала многим людям, наделенным властью и преследовавшим свои личные цели. В результате имеем то, что имеем…

Также хотим издать фундаментальную Историю украинской архитектуры. В свое время, когда лишь начинали собирать материалы, нам говорили: «Ребята, не майтесь дурью, никакой украинской архитектуры не существует». Этой же точки зрения придерживались в институте Истории и теории архитектуры… Так что нужно было приложить много усилий, чтобы все смогли, наконец, убедиться в том, что украинская архитектура действительно есть. Но пока удалось выпустить лишь один том, а подготовлено их пять…

«Важно сохранить то, что есть…»

— Сотрудничаете ли вы с другими профессиональными общественными организациями?

— Разумеется. У нас хорошие, партнерские отношения с национальными Союзами архитекторов, урбанистов, Академиями строительства, инженерных наук…

— В чем конкретно это сотрудничество заключается?

— Реализуем общие проекты… Например, сейчас совместно с Академией инженерных наук готовим к выпуску новую Строительную энциклопедию.

— А какие у вас сейчас отношения с государственными органами?

Мы всегда стремились работать на конкретный результат. Но, как я уже сказал, никто из власть имущих не интересовался нашими изысканиями. Более того, работу Академии полностью заблокировали, нам не дали возможности поработать ни с одним объектом. Конечно, мы несколько раз обращались к властям – пытались убедить их, что необходимо перевести все в нормальное русло, дабы, создавая новое, сохранить то, что есть. Все без толку… Хотя в последнее время ситуация меняется. Так, сейчас мы занимаемся совершенствованием нормативной базы, нас привлекают к разработке предложений по наиболее перспективным в плане привлечения инвестиций объектам. Вот провели конкурс проектов создания в столице административного и делового центра «Киев-Сити». Надеемся, это только начало… Еще одна интересная работа — создание схемы размещения высотных строений в городе. У нас за последние годы многие маленькие земельные участки в центре, предназначенные для отдыха людей, пошли под застройку. Причем строили по-варварски: на крохотных «пятачках» возводили гигантских «монстров», дабы заработать побольше… Эти ужасные строения можно сравнить с раковыми опухолями на теле столицы. И дабы не усугублять проблему, строительство высоток нужно упорядочить.

— Что вы имеете в виду?

— Конечно, никто не против высотного строительства. Вот только сооружать небоскребы надо грамотно, так, чтобы город не потерял своего уникального исторического облика. Это значит, что в Киеве зданий в 70-100 этажей не должно быть много. Мы предложили (и нас поддержал в этом главный архитектор города) запретить строительство высотных домов в центре столицы, где сосредоточены главные исторические памятники. А вот своеобразным кольцом вокруг исторической зоны можно поставить несколько высоток, которые подчеркнут характерный для Киева силуэт. Еще со времен Киевской Руси у нас возводились церкви в два-три раза выше окрестных домов. И потом по мере того, как общий уровень городской застройки повышался, «подрастали» и храмы, оставаясь по традиции в два-три раза выше других строений. Вот мы и хотим сохранить в дальнейшем данные пропорции, свойственные нашей столице.

— Выходит, сейчас Академия имеет возможность влиять на процессы, происходящие в отечественном градостроении?

— Конечно, хотелось бы, чтоб так было. Но посмотрим, что «запоет» новая власть, которая вот-вот придет… Если руководство столицы и страны не поддастся соблазну окончательно коммерциализировать городскую застройку, все будет нормально, иначе добра не жди.

— Валентин Григорьевич, насколько изменилась наша архитектура за последние полтора десятилетия?

— Сама архитектурная деятельность у нас претерпела значительные изменения. Сегодня зодчие ориентированы на решение чисто прагматических задач. И в общем-то ничего плохого здесь нет. Но вместе с тем в течение последних 15 лет фактически утрачены ценные научные кадры. Многие ученые по известным причинам были вынуждены переквалифицироваться — кто пошел в торговлю, кто еще куда-то… А новые кадры никто не готовил, и теперь ощущается их дефицит. Восполнить его очень трудно, ведь заниматься теорией невыгодно. Проще спроектировать жилой дом и заработать на этом приличные деньги, нежели тратить время и силы на научную деятельность, которая оплачивается, скажем так, неадекватно...

— Какие объекты, появившиеся в столице за годы независимости, можно назвать удачными в плане архитектуры?

— Каких-то выдающихся объектов, которые могли бы сравниться, например, с архитектурным ансамблем Крещатика, пока не появилось. Будем надеяться, все еще впереди. Тем не менее, весьма удачными можно считать реализованные проекты воссоздания Михайловского собора, а также собора в Киево-Печерской лавре...

— А крупные неудачи были?

— Пожалуй, нет. Впрочем, еще раз можно вспомнить многочисленные многоэтажки, втиснутые между старыми зданиями. Эти дома не имеют ни нормальных дворов, ни парковок для машин. И хотя нынче такое жилье называют элитным, считаю, что лет через десять зажиточные люди будут из них бежать, как сегодня из «хрущевок»... Правда, все идет к тому, что вскоре мы будем иметь, так сказать, явный пример неудачного строительства. Речь идет о застройке вокруг НСК «Олимпийский». Крупнейший спортивный комплекс, где собираются тысячи людей, планируют реконструировать и привести в порядок. Однако он занимает площадь 40 гектаров, и бизнесменам очень выгодно использовать такую большую территорию в своих целях. Причем никого не волнует, что, застроив участки, прилегающие к стадиону, в итоге закроем доступ к входам и выходам. А тогда хочешь–не хочешь придется строить в другом месте новый стадион... Иначе как грубой ошибкой назвать это нельзя. Большинство архитекторов выступали и выступают против данного строительства.

— Ваше мнение относительно высотки на Грушевского, 9-а?

— Однозначно нельзя было строить эту «бандуру» в таком месте. Между прочим, там раньше хотели соорудить Президент-отель. Даже пригласили американцев, чтоб они приняли участие в проектировании. Был сделан очень красивый макет. Однако на градсовете главному американцу задали вопрос: «Вот вы позволили бы себе в Вашингтоне перед Белым домом построить такой объект?» Тот ответил, дескать, такое в принципе невозможно. А затем тихонько «смотал удочки»…

«Сложно играть по демократическим правилам…»

— В архитектурных конкурсах, которые у нас иногда проводятся, нередко побеждают провинциалы. Означает ли это, что профессионалы «из глубинки» уделяют больше внимания качеству своих проектов?

— Я бы так не сказал. Хотя, конечно, в Днепропетровске, Харькове сильные школы и самобытные архитекторы... Однако следует отметить, что реконструкции некоторых наших городов проведены весьма удачно. Так, панорама отстроенного Ивано-Франковска смотрится очень красиво. Там же, в Ивано-Франковской области, есть небольшой городок – Коломыя. Здесь зодчим удалось сохранить все ценное и привести город в прямо-таки идеальный порядок. Я ездил в Коломыю в составе комиссии по государственным премиям. Нам много рассказывали, что и как делалось, но я захотел узнать мнение местных жителей относительно данной реконструкции. И вот спросил одного дядьку, а в ответ услышал: «Знаете, теперь, когда выхожу на улицу, обязательно чищу обувь...»

Еще замечательный объект — спортивно-культурный центр — построили недавно под Одессой. С точки зрения архитектуры он и современный, и в то же время такой колоритный… Сразу видно, что наши делали.

— Интересно, почему в Украину не приезжают работать иностранные архитекторы?

— Ну, во-первых, не так-то просто у нас работать. Здесь и законодательные ограничения, и специфика местная. А во-вторых, я вам скажу, среди зарубежных архитекторов действительно талантливых мало. Гениев вообще не может быть много. Так какой же смысл приглашать ремесленников средней руки, которые ничем не лучше наших?

— Выходит, несмотря ни на что, у наших архитекторов есть перспективы?

— Думаю, есть… Кстати, мне приходилось бывать в Америке, мы возили туда свои работы. Там их высоко оценили.

— А что можете сказать о молодой поросли украинских архитекторов?

— Как человек, много работающий с молодежью, отмечу, что сейчас в архитектуру пошло много способных людей, но… Стать хорошим архитектором непросто. В свое время, когда я был студентом, мой преподаватель мне сказал: настоящим архитектором можно стать ближе к пятидесяти годам. Признаться, я был страшно этим возмущен. А теперь понял, что мудрый преподаватель таки был прав... Ведь хороший архитектор должен быть одновременно прагматиком и эстетом, он должен в совершенстве владеть художественной графикой (если хотите, даже картины писать) и вместе с тем досконально знать все инженерные тонкости. Для того, чтобы стать мастером своего дела, молодому специалисту нужно время. В институте учат только элементарным азам. Когда молодой человек получает диплом, он думает, что умеет делать все. Но когда его просят спроектировать, например, нормальный санузел, возникают проблемы… Потому что надо знать, куда идут трубы, как что подводится… К чему я веду? Архитектор набирается опыта постепенно. И после окончания института он должен пройти серьезную практику, жизненную школу.

— Полагаю, молодым есть у кого поучиться...

— Сейчас совсем не те представления о строительстве, что были еще десять лет назад, — новые нормы, материалы, характер работы другой. Непросто со всем этим разобраться… И беда в том, что опытных архитекторов, которые могут все показать и рассказать, у нас, на самом деле, не так много. И вот многие молодые архитекторы остаются один на один с трудностями. Потому они вынуждены заниматься рекламой, дизайном... Есть еще один момент: чтобы научится всему, нужно на первых порах идти на определенные жертвы, отказываться от каких-то материальных благ… А кто хочет? Большинству хочется все и сразу. Вот и получается, что когорта способных и перспективных архитекторов идет туда, где больше платят…

— Сейчас много говорится о том, что общественность должна активнее принимать участие в принятии градостроительных решений. Что думаете об этом?

— Ну что я могу сказать… Наше общество сейчас находится в таком состоянии, словно незрелое вино. Выпьешь – потом живот болит... И ни доктор здесь не поможет, ни знахарь, так как вино само по себе плохое. Вот так и общество. В такой ситуации сложно жить по демократическим правилам. Ведь что такое демократия? Это когда все соблюдают установленные правила. Между тем, у нас играть по правилам еще не привыкли, да и самих правил пока нет.

— Какой Вам видится роль Главкиевархитектуры в этих условиях?

— По моему мнению, Киеву нужна прежде всего утвержденная Киеврадой стратегическая схема городской застройки, разработанная квалифицированными специалистами. Как в цивилизованных странах. Согласно этой стратегии и должна вестись застройка. Причем схему развития следует сделать общедоступной. Дабы каждый мог узнать, что и где планируют строить, и предъявить претензии, если они возникнут. А столичный мэр и управление архитектуры будут выступать исполнителями, отвечающими за решение текущих вопросов.

— Ну, а чем будет заниматься градсовет?

— В настоящее время градостроительный совет состоит из нескольких десятков человек. И все они выражают свои мнения (если, конечно, соизволят прийти на заседание), но, в сущности, никто ни за что не отвечает… Понятно, что в своем нынешнем виде градсовет не нужен (кстати, это понимают многие его члены). Если же у нас будут конкретные Генплан и правила застройки, то, на мой взгляд, главному архитектору Киева или даже мэру достаточно будет создать себе небольшой (человек 8-10) совет из штатных консультантов, куда войдут наиболее авторитетные специалисты, отвечающие за свои слова и решения…

Из досье «СТОличной недвижимости»: Штолько Валентин Григорьевич родился в 1931 г. В 1956 г. окончил архитектурный факультет Киевского государственного художественного института. Главный архитектор, заместитель директора Украинского зонального научно-исследовательского и проектного института по гражданскому строительству. Доктор архитектуры, Народный архитектор Украины, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, Государственной премии Украины в области науки и техники. Член Российской и Международной академий архитектуры. С 1992 г. — президент Украинской академии архитектуры (УАА).

Теги