Георгий Хорхот: «Со строителями договариваться сложно, но нужно...»

Как осуществляются хорошие проекты

Среди лауреатов Государственной премии Украины в области архитектуры за 2005 год были и киевляне. Высокой наградой отмечен коллектив архитекторов во главе с Георгием Хорхотом за проект жилого дома на улице Воровского, 36. Корреспондент «СТОличной недвижимости» попросила Георгия Александровича поделиться секретом успеха…

«Поначалу заказчик отнесся к нам настороженно…»

— Какой была Ваша первая реакция, когда узнали, что удостоены Государственной премии?

— Прежде всего хотел бы подчеркнуть, что отмеченный Госпремией дом на Воровского, 36 является результатом напряженного труда целого коллектива архитекторов. А реакция моя была самой обыкновенной: обрадовался, конечно, приятной новости...

— Премиальными как распорядились?

— Видите ли, мы их честно разделили на пятерых, и каждому досталась скромная сумма. Так что сейчас даже не припомню, как ее потратил.

— Да Бог с ними, с деньгами. Скажите лучше, приходилось ли Вам раньше получать такого рода награды?

— Нет, не приходилось. Хотя в 1991 году получил премию Совета министров СССР. То была последняя союзная премия. Мы получили медальки, дипломы, а вскоре самой страны не стало... Правда, у нас много премий, полученных на различных творческих конкурсах. Но это немного другое…

— И все-таки, насколько значима Госпремия для нынешних архитекторов?

— Полагаю, любому творческому человеку, будь то архитектор, актер или писатель важно признание. Различные премии, собственно, и являются реальным выражением этого признания. Потому они вдохновляют на новые свершения.

— Легко было проектировать дом на Воровского, 36?

— Честно говоря, проектировать было нелегко. В принципе, это всегда тяжело. Но вместе с тем было очень интересно, и данное обстоятельство с лихвой компенсировало все наши трудности.

— Нынче многие архитекторы жалуются, что строители самовольно «корректируют» их проекты (естественно, не в лучшую сторону)… А как Вам работалось со строителями?

— Нам, можно сказать, повезло: заказчиком и генподрядчиком по дому на Воровского была известная компания ТММ. Это очень серьезная организация, где дело поставлено на высоком уровне. Откровенно говоря, наши первые встречи с представителями этой компании прошли непросто, поскольку чувствовалась взаимная настороженность и заказчик воспринял нас с недоверием... Мы довольно долго «притирались» друг к другу, но постепенно между нами установились хорошие деловые отношения. Один-два раза в неделю, пока шло строительство, мы приезжали на стройку. Главный инженер Владимир Устинов — человек со сложным характером, зато прекрасный специалист. Мы с ним много спорили, однако то были именно те плодотворные споры, в которых рождается истина. И уж если нам удавалось что-то доказать — строители выполняли свою работу безукоризненно. В конце концов появилась взаимная уверенность в том, что все идет как надо. В результате практически все, что мы задумали, строители воплотили в жизнь.

— А бывало, что другие Ваши проекты подвергались «корректировке» в процессе строительства?

— Увы, такое случалось, и не раз. Но, к счастью, по мелочам… А по большому счету я придерживаюсь следующего мнения: если ты не умеешь договариваться со строителями — тебе нечего делать в архитектуре. Ведь, в принципе, архитектор является главным строителем…

— Как Вы воспринимаете самовольные надстройки и переделки, которые нередко уродуют внешний облик уже сданных в эксплуатацию зданий?

— Это очень болезненный вопрос для меня и моих коллег… Потому что данная проблема сегодня приобретает поистине угрожающие масштабы. Наши дома «украшают» кондиционеры, спутниковые антенны… Кто в какой цвет хочет, в такой и перекрашивает свою лоджию. Не говоря уже о самовольных перестройках…

Любые изменения надо непременно согласовывать с архитектором, а лучше вообще обойтись без этого. И я намерен бороться с теми, кто по отношению к нам ведет себя по-хамски. Вот, скажем, тот же дом на Воровского, 36. Там, между прочим, на терассе квартиры № 49 (последний этаж) уже полным ходом ведутся несогласованные с нами строительные работы, что является грубым нарушением целого ряда законов Украины — «Про архітектурну діяльність», «Про авторське право і суміжні права», «Про відповідальність підприємств, їх об’єднань, установ та організацій за правопорушення у сфері містобудування»... Так вот, на фирму МТН, которая в данном случае ведет несанкционированные работы, мы, если в течение месяца не прекратится это безобразие (соответствующее письменное уведомление уже отправлено на имя директора фирмы), вынуждены будем подать в суд. Другого выхода, по-видимому, нет. К сожалению, как я уже сказал, уродование домов стало у нас общепринятой практикой. Больше такого нигде в мире нет. И наш судебный иск будет первой попыткой бороться с этим негативным явлением. Насколько мне известно, подобных случаев в истории независимой Украины еще не было, но надо же когда-то начинать... Я готов стать здесь первопроходцем, и в этом деле нас поддерживают Союз архитекторов и Минстрой...

«О серьезной конкуренции говорить не приходится…»

— Расскажите о своих новых проектах, которые сейчас реализуются в Киеве…

— По правде сказать, после таких проектов, как дом на Воровского, сложно сразу переключиться на другие. Тем не менее, сейчас мы работаем над тремя серьезными проектами… Не хочу пока о них говорить подробно, скажу лишь, что один объект уже строится, а два других пока в перспективе. Работать очень интересно. Единственная проблема – нормативная база сильно отстает от требований времени и не соответствует имеющимся технологическим возможностям.

— Ну, это головная боль всех наших проектировщиков...

— Увы… Вот, например, дом на Воровского мы целый год согласовывали. И если б не настойчивость заказчика (за это ему большое спасибо), процесс затянулся бы еще больше, и даже не знаю, стоял бы сейчас этот дом вообще… Нет, я ничего не имею против Градостроительного совета. Он, безусловно, нужен. Но вот большинство других инстанций... Подумать только, 160 (!) пунктов согласований. Представляете себе, что это такое?

— Заказчики из других городов работу Вам не предлагают?

До распада Советского Союза мы в основном проектировали для других городов. Наши объекты есть в Крыму, Прибалтике, Одессе, Херсоне, Каменце-Подольском, Москве… А вот в Киеве у нас пока построено лишь несколько объектов. Между тем, именно в столице сейчас стало очень интересно работать. Здесь и строится много всего, и с заказчиками проблем нет, тогда как из других городов нормальные темпы строительства наблюдаются только в Днепропетровске, Донецке, Харькове и Львове... Но в регионах есть свои квалифицированные архитекторы, так что в киевских специалистах там особой нужды нет. Обычно киевляне работают в регионах только в двух случаях – либо их пригласили, либо они выиграли конкурс...

На Ваш взгляд, уровень архитектуры в столице выше, чем в регионах?

Я бы так не сказал. Мне часто приходиться ездить по другим городам, и должен отметить, в работах местных архитекторов не чувствуется провинциальность. Скажу больше: недавно я побывал в Днепропетровске и увидел там работы уровнем выше, чем многие столичные сооружения. Удачные работы есть во Львове… Профессиональный уровень архитекторов, которые все это проектировали, весьма высок. Так что, в принципе, нет столичных и провинциальных архитекторов, а есть хорошие и плохие специалисты.

— Вы согласны с тем, что в столице нынче нет серьезной конкуренции между архитекторами?

Действительно, поскольку в Киеве сейчас много работы, о серьезной конкуренции говорить не приходится.

— А не кажется ли Вам, что именно отсутствие конкуренции не лучшим образом влияет на качество проектов?

— Не думаю. Общий уровень киевской архитектуры определяет совсем другое… В столице очень сильны бюрократические структуры, а заказчики диктуют свою волю архитекторам. Как правило, богатый заказчик архитектора и в глаза не хочет видеть, а если и обращается к зодчему, то как к человеку, который должен зашнуровать ему ботинки... Таким образом, архитектор постоянно находится под прессом заказчика, который не только платит деньги, но и часто навязывает архитектору свои представления о том, что и как проектировать. А вкусы у наших заказчиков во многих случаях, мягко говоря, оставляют желать лучшего... Поэтому мы стараемся работать только с порядочными людьми, которые доверяют профессионалам. К счастью, у нас есть такая возможность.

— В регионах ситуация другая?

Представьте себе, да. Там заказчики с почтением относятся к нашим коллегам. Мне сложно объяснить, чем это вызвано, но так оно есть. Там все по-другому...

— Как Вы относитесь к архитектурным конкурсам? И почему сегодня они практически не проводятся?

Лично для меня такие конкурсы не представляют большого интереса.

— Почему же?

— Главная причина в том, что в подавляющем большинстве случаев результат конкурса известен наперед, а играть роль массовки, сами понимаете, нет никакого желания... Чтобы провести нормальный конкурс, необходимо четко выписать его условия, указать требования и строго их соблюдать. У нас же этого нет. Как результат — в жюри десять заказчиков и три архитектора… Хотя, в принципе, профессиональные конкурсы, конечно же, нужны. Только настоящие, а не проводимые дилетантами. Кстати, право строить дом на Воровского, 36 (как и здание «Брокбизнесбанка» на проспекте Победы) мы получили, выиграв конкурс.

«Работать с молодыми очень интересно…»

— Что можете сказать о молодом поколении украинских архитекторов?

Мне нравится наша молодежь… Я ее люблю. Кстати, преподаю в Академии художеств, руковожу дипломными работами… Все мои студенты прекрасные ребята. Но, к сожалению, потребность в деньгах (надо же как-то зарабатывать на жизнь) во многих случаях заставляет молодых людей размениваться по мелочам, заниматься всем, что попадется. Между тем, серьезная архитектура требует длительной подготовки. Здесь важны упорство, труд, стремление к совершенству и терпение. Выдающегося результата, признания можно добиться лишь после долгих лет кропотливой работы.

— К себе молодежь на работу берете?

— Конечно. Работать с молодыми очень интересно. У нас все время работают молодые архитекторы. Многие спустя 5-7 лет уходят в самостоятельное плавание. Вот сейчас у нас Игорь работает. Он только недавно диплом защитил. Талантливый парень! Но чувствую — пройдет какое-то время, и он уйдет на вольные хлеба.

— На церемонии вручения госпремий в области архитектуры за 2005 год глава Минстроя Павел Качур заявил, что государство будет особое внимание уделять развитию урбанистической архитектуры. Какие же конкретные меры следует предпринять, чтобы в нашей архитектуре произошел качественный скачок?

Многие почему-то воспринимают архитектуру как, говоря нашим языком, отдельно взятое здание. На самом же деле состояние архитектуры определяется ситуацией в нашем обществе, в экономике и культуре... Любое, пусть самое прекрасное здание, расположенное в чуждой ему среде, во многом теряет свою привлекательность. Тогда как даже весьма заурядное здание, вписывающееся в архитектурный ансамбль, становится настоящим произведением искусства.

Из досье «СТОличной недвижимости»: Хорхот Георгий Александрович родился в 1939 г. В 1964 г. окончил архитектурный факультет Киевского инженерно-строительного института. В настоящее время работает главным архитектором проектов в Украинском зональном научно-исследовательском и проектном институте по гражданскому строительству, руководит собственной творческой мастерской. Заслуженный архитектор Украины.

Теги