Виктор АНДРИЕНКО: «Свой дом называю пентхаузом…»

 

Гостей Андриенко предпочитает принимать в своем офисе. И все же мне удалось-таки напроситься к нему домой. «Ладно уж, — смилостивился он после долгих уговоров по телефону, — встретимся в моем пентхаузе». «Где-где?» — не врубилась я поначалу. «Там увидите», — не стал ничего объяснять Виктор.

Смысл этих слов известного своими «приколами» юмориста стал мне понятен уже потом, когда поднималась по узким ступенькам на самый последний, пятый этаж ничем не примечательной «хрущевки» в районе Политехнического института.

Встречает меня жена Андриенко, Аня: «Проходите, Витя сейчас будет».

На самом деле «пентхаузом» оказалась небольшая квартира с нетипичной для стандартных «хрущевок» планировкой: из крохотной прихожей двери ведут в две раздельные комнаты (гостиную и детскую), кухню, санузел (тоже, кстати, раздельный). Не успела я выразить свое удивление, как Аня объяснила: «Нашему дому больше тридцати лет, но он кооперативный, поэтому и планировка более-менее человеческая. Хотя места все равно мало».

Первое, что бросается в глаза, когда переступаешь порог этого дома, – обилие света и полное отсутствие разных безделушек. Светло-голубые стены, лаконичная отделка, минимум мебели… Едва успела снять пальто, как прибыл хозяин. Проходим в гостиную, я поудобнее устраиваюсь на низком кожаном диване, а Виктор в это время, взобравшись на принесенную из кухни табуретку, пошарил сверху на шкафу и вытащил оттуда огромного кота...

— И как же зовут это пушистое чудо?

— Мартин. Он всегда прячется при посторонних, вот и пришлось вызволять животное. Вообще это наш любимец, мы с женой называем его «младшеньким». Они с сыном росли вместе и ужасно похожи по характеру… Оба страшно упрямые, Мартин никогда не пойдет на руки к чужому человеку, даже с голодухи. Кстати, если бы он умел говорить то, наверное, рассказал бы вам немало интересного о нашей жизни. Кот появился у нас восемь лет назад, в марте (потому и имя такое). Мы как раз тогда делали первый косметический ремонт. Так что он пережил вместе с нами все стихийные бедствия — это я ремонты так называю. Между прочим, для него это любимое время, потому что можно с ног до головы перемазаться в мел или шпаклевку и никто не будет ругать… Правда, этим летом, после последнего, капитального ремонта, он немного успокоился.

«На весь ремонт сил не хватило...»

— Тяжело было решиться на капитальный «катаклизм»?

— И не спрашивайте. Да это настоящий кошмар и к тому же очень дорогое удовольствие. В принципе, работы еще и не закончены. Пока осилили только ванную и кухню. Ведь ремонт – совершенно особое состояние души. А у меня, к сожалению, не хватает ни сил, ни времени, чтобы этим заниматься. Вообще всем, что касается интерьера и ремонта, занималась моя жена, она была прорабом и генератором идей.

— А результатами Вы довольны?

— Еще бы. Ведь на ремонте настоял именно я. Просто уже не мог жить в квартире, где на протяжении трех десятилетий практически ничего не менялось. Заходишь в ванную, а тебе на голову кафель падает. Как вам? Вот я и сказал жене: «Делай все так, как считаешь нужным, однако надо что-то предпринять». И она сделала. Получилось «дешево и сердито». Поверьте, все, что здесь сделано, не так дорого, как может показаться на первый взгляд.

— Неужели стройматериалы приобретали на рынке?

— Представьте себе, да. На дорогие салоны не хватает денег. Мне самому даже странно как-то: в принципе я немало зарабатываю, не пью, в азартные игры не играю, а все равно живу от зарплаты до зарплаты. Для меня это дилемма… радует только то, что на той же «Юности» можно купить хорошие вещи по вполне доступной цене. Вот, к примеру, унитаз купили всего за сто долларов, но хороший. А зашел я как-то случайно в фирменный магазин и увидел там точно такой же, но уже за триста.

— Наверное, торговцы на базаре охотно уступают в цене знаменитому «долгоносику»...

— У нас страна особенная, тут вам не Америка, здесь все наоборот. Если на базар приходит известный человек, с него и содрать стараются побольше. Это принцип такой. А чтоб скидку сделать или вообще «на шару» что-то отдать, так побойтесь Бога. Лучше кинут…

— Курьезы во время ремонта с вами случались?

— Был всего один. Но большой. Спину сорвал, когда мебель двигал – вот и все курьезы...

— Насчет перепланировки квартиры не думали?

— Для этого нужно, как минимум, иметь еще одну квартиру. Чтоб уехать туда, а здесь делать все, что душа пожелает. А так, жить в состоянии перманентного ремонта – нереально. Все, что мы «выжали» из этой жилплощади, – все за счет мебели. От того, как ее спроектируешь, как расставишь, зависит весь интерьер. Если все сделать правильно, то и потолок выше кажется, и стены как бы шире.. Для меня главное, чтоб удобно было. Кстати, всю мебель в нашем доме придумала Аня. Например, до ремонта мы не знали, куда девать книги. Супруга взяла и придумала оригинальный книжный шкаф. Такой я всем советую – книг не видно, они не пылятся. Вот посмот-рите…

Виктор открыл дверцу того самого высоченного шкафа, на котором еще недавно прятался Мартин. Да уж, сразу и не поверишь, что в его недрах может уместиться такое количество книг.

— Ого! Видать, долго библиотеку собирали...

— В 1987 году у меня случился сильный информационный «прорыв». Это было во времена горбачевской «оттепели», тогда в магазинах книг было навалом и разных. Вот я и начал скупать все приличное, что попадалось под руку. Тогда купил восьмитомник Кастанеды и еще много всего. Кстати, раньше у нас в гостиной висели полки, на которых все это добро пылилось. Теснота была жуткая, такое впечатление, что дышать нечем, а сейчас стало довольно просторно.

Действительно, находясь в гостиной, никогда не скажешь, что ее площадь от силы тринадцать квадратных метров. Здесь есть два шкафа, пара кожаных диванов, стойка для видеотехники... Правда, в целом обстановка сдержанно-минималистична. Это впечатление дополняют светло-голубые стены и такого же тона ковролин.

— У вас в квартире абсолютно голые стены, совершенно не отягощенные никакими деталями. Это Вы так захотели?

— Нет, мы с женой в этом единодушны – не выносим аляповатости. Раньше много было вазонов, фотографии на стенах висели, картинки всякие, на самом видном месте — тарелка какая-то. Кроме того, мебель была открытая, а на ней куча всяких безделушек, которые выполняли роль пылесборников. Это уже просто достало. Тем более, что глаз устает смотреть на одно и то же, даже если это и талантливая работа. Ну, может быть, Рембрандтом можно любоваться и всю жизнь, но у нас его, к сожалению, нет. Потому-то я хотел именно такую обстановку – несколько абстрактную, но вместе с тем уютную и спокойную...

— Такие аскетичные пристрастия как-то не вяжутся с образами ваших жизнелюбивых героев-обывателей…

— Я делаю «массовую культуру», а не занимаюсь «большим искусством». С людьми нужно общаться на том языке, который им понятен. Потому все, что я делаю – это конкретные узнаваемые образы. Когда мы сделали «Долгоносиков», несколько процентов населения были счастливы, а остальные нас ненавидели. Теперь мы делаем «Мамаду», и нас смотрят все — от бабушек и дедушек до крутых бизнесменов. Ибо мы делаем то, что понятно абсолютно всем. Кстати, «Мамаду» — сугубо украинский проект. Крысюки могут быть интересны только здесь, точно так же, как и сержант Петренко. В принципе, наш национальный юмор более богатый и отстраненный, украинцы не воспринимают наших героев как пародию на себя. Хотя сейчас во всем мире наблюдается тенденция к американскому юмору – чем проще, тем лучше. Кого-то стукнули по голове, он упал — и зрителям уже весело... Именно по этой причине «Шоу долгоносиков» сегодня большинству людей не интересно – там ведь думать надо.

«Моя территория — кухня...»

— Есть в квартире такое место, где Вам лучше всего?

— Мои личные покои — это кухня. Я там в основном и живу. Сами понимаете, в двухкомнатной «хрущевке» нет возможности сделать кабинет. Ведь у нас раньше дома строились для того, чтоб человек мог более или менее сносно существовать, но не комфортно жить. Иногда поздно приходишь с работы, а в одной комнате сын спит, в другой жена. Посидеть, подумать, спланировать завтрашний день и негде... Поэтому я как-то психанул и решил «отреставрировать» кухню. Раньше там было страшно неудобно. Хотя мебели почти не было, но места все равно не хватало. Оно и не удивительно — всего пять «квадратов»… Поэтому мы постарались продумать все до мелочей, чтоб задействовать каждый сантиметр полезной площади и при этом оставить хоть какой-то «воздух». Вроде бы получилось. Во всяком случае, теперь и в этих несчастных пяти метрах я классно себя чувствую.

Отправляемся смотреть кухню. Там, как и в гостиной, царит минимализм – чистые белые стены, полное отсутствие каких-либо кухонных принадлежностей в пределах видимости. Зато полет дизайнерской мысли просто поражает – компактная угловая мебель с встроенной электроплитой и мойкой, холодильник, подвесной телевизор и оригинальный обеденный стол – светлая столешница держится на цилиндрических хромированных ножках с колесиками.

— У вас стол такой необычный. Авторский дизайн?

— Это жена придумала. Кстати, мы долго не могли подобрать подходящий стол, все они велики для нашей кухни. Вот и пришлось делать на заказ. Он легко разбирается, просто стол моей мечты… Мы его используем и как сервировочный, и как «парадно-выходной», просто перекатываем в гостиную и все. Удобно...

— О каких еще бытовых удобствах мечтаете?

— Квартиру хочу! Тут втроем жить сложно. Сын подрос, 15 лет уже парню, и хоть стараемся ему не мешать, но все равно порой наступаем друг другу на пятки. На скандалы распыляться не хочется, поэтому иногда ухожу ночевать в офис. Естественно, все это уже так надоело, что нормативной лексикой и не передать. Недавно я даже собирался взять в банке кредит для приобретения квартиры, но там такие проценты заломили, что я решил: «Гори оно все синим пламенем»...

— А какой бы Вы хотели иметь дом?

— Даже не знаю. Это нужно увидеть, прочувствовать… Я бывал в разных домах, даже в очень «крутых», но это все не то… Дом должен быть прежде всего просторным, и чтоб много воздуха, природа кругом...

В гостиную с двумя чашками дымящегося кофе вошла хозяйка. И, конечно же, присоединилась к нашему разговору.

— Аня, я знаю, что Вы сами проектировали мебель. Идеи где-то заимствовали или это сугубо Ваше творчество?

— Я не покупала какие-то специальные журналы или еще что-то такое… В принципе, все мои идеи рождаются от того, что у нас очень мало места. Перепланировку сделать здесь нереально. Если бы мы жили вдвоем, то, скорее всего, сделали бы «студио», а сейчас нам и так комнат не хватает. Поэтому я старалась сделать все так, чтобы не было впечатления захламленности.

— Виктор говорил, что «почетная» роль прораба досталась тоже Вам...

— До мелочей я ремонт не контролировала. Нам повезло — попались ответственные строители. А так для меня каждое замечание сделать все равно, как через себя переступить. Просто я считаю, что каждый должен относится к своему делу с любовью и ответственностью. Кстати, если бы Витя не настоял, я никогда бы не решилась на ремонт. Мы очень тяжелые на подъем, даже мебель не любим двигать. Вот купили новую, она «обжилась», и уже такое впечатление, что все время тут стояла. Хотя с покупкой мебели тоже «приколы» были. Думаете, почему у нас два дивана? Потому что тот, на котором я сижу, пришлось прикупить, поскольку негде было спать.

— На одном диване не помещались?

— Когда старую мебель всю выбросили, отправились за покупками и присмотрели кожаный диван. Перед тем, как купить его, я спросила у мужа: «Витя, он точно не офисный? Он раскладывается?». «Конечно, раскладывается», — отвечает. Привезли диван домой, и оказалось, что на нем можно только сидеть... Делать нечего, пришлось приобрести еще один. Хорошо еще, что он удачно в интерьер «вписался»... Был у нас «мертвый угол» в детской – туда и кровать пытались поставить и еще что-то, но все было «не то». Вот я и придумала шкаф, теперь он у нас вместо кладовой.

Идем в детскую смотреть чудо-шкаф. Он угловой, и хотя занимает пространство от пола до потолка, на первый взгляд кажется не таким уж вместительным. Но стоило Ане раздвинуть его дверцы, и я вижу, что ошибалась: секции спроектированы таким образом, что действительно этому шкафу больше подходит определение «кладовая»... Пользуясь случаем, осматриваюсь по сторонам. В детской, в отличие от остальных комнат, царит «живописный» беспорядок: на люстре висит гитара, а письменный стол с компьютером завален компакт-дисками.

Экскурсия продолжается в ванной. «Тут мы практически все поменяли», — рассказывает хозяйка. — Перенесли полотенцесушитель на противоположную стену, а трубы провели под полом. Вот попробуйте…»

Разуваюсь. Действительно, выложенный плиткой пол ванной теплый. «Правда, это я не сама придумала, посоветовали», — признается Аня. — А прихожую лично спроектировала. Тут всего три квадратных метра, поэтому опять пришлось изобретать шкафы, небольшие и вместительные»... Возвращаемся в гостиную.

«Мне нравится жить в отелях…»

— Виктор, а как насчет маленьких мужских слабостей? Любите посидеть на диване с газетой?

— Больше люблю телевизором посмотреть. Но на диване особо не посидишь. Поэтому приходится на кухню идти.

— По работе Вам приходится много путешествовать. Есть у Вас вещи, которые постоянно возите с собой?

— Я никогда не расстаюсь с одной иконой, которая называется «Нечаянная радость». Попала она ко мне удивительным образом. Это вообще интересная, прямо мистическая история... Однажды я был в гостях у своего друга-коллекционера икон и обратил внимание на одну из них. Оказалось, что куплена она совсем недавно. А когда разговорились, то выяснилось, что я знаю о ней все. Друг сразу удивился, откуда такие познания, а потом сказал: «Бери. Я вижу, что это твоя икона». Потом я вспомнил, что накануне она являлась мне во сне, причем необыкновенно красочная и объемная.

— А в гостиницах как себя чувствуете?

— Когда я приезжаю в другой город, то всегда селюсь в гостинице, хотя знакомые часто уговаривают остановиться у них. Но я просто не могу жить у других людей, в отеле чувствую себя лучше, чем где-то в другом месте. Видимо, потому, что в свои 43 года никогда не имел собственного дома. Сейчас вот живу в квартире, которую нам с женой оставила теща. Жилплощадь принадлежит Ане, и я иногда чувствую себя здесь квартирантом. Поэтому и стараюсь сделать все, чтобы удобно было в первую очередь супруге. Вот остеклил балкон, чтоб она не мерзла, когда выходит покурить, машину стиральную купил… Единственное, что я сделал лично для себя – это книжный шкаф.

— Говорят, идеальный дом — это не только уют, но и хорошие соседи. Как у Вас с ними складываются отношения?

— С соседями мы практически не общаемся. Правда есть одна семья, с которой мы дружим. Был один смешной случай. Как-то я, как в классическом анекдоте, захлопнул дверь, а ключи забыл дома вместе с сумкой. А мне срочно нужно было куда-то уезжать. Ну, я к соседу за помощью. Через его балкон залез к себе домой, забрал вещи и убежал. Тут как раз в нашем районе проходил рейд борьбы с организованной преступностью. Кто-то увидел, как я вылазил с балкона, и позвонил по «02». Начальник этого рейда как раз был где-то неподалеку и решил устроить «показательные выступления». Сюда рванул «Беркут», милиционеры все оцепили и говорят моей соседке, дескать, надо ломать дверь. Она начала их отговаривать, мол, там маленький ребенок (сын тогда еще в садик ходил), а вы выломаете и уйдете, что тогда? В общем, она все-таки настояла на своем, и дверь ломать не стали. Вместо этого милиционеры давай прислушиваться, что же за дверями происходит, а там непонятно, то ли тишина, то ли ходит кто-то. Ну, их командир и говорит: «Ладно, есть одна вещь дорогая, но мы обязаны попробовать». И привезли сюда кран. На нем запустили сюда двух «беркутов», они по хате побегали, никого так и не нашли, ничего не украдено. А когда выходили, один сказал громко так, на весь двор: «Да что там, один видеоплеер и телевизор. Богатства нету никакого». (За это я ему, честно говоря, премного благодарен, теперь уже к нам никто не полезет, все знают, что тут ни хрена нет.) Так что спасибо соседям...

Зазвонил телефон. Виктора срочно вызывали куда-то по делам. Так что мне пришлось закругляться. Но, покидая «пентхауз» семейства Андриенко, я поймала себя на мысли о том, что надо бы запомнить «рационализаторские» идеи Ани для того, чтоб «впустить воздух» и в собственное малогабаритное жилище.

Теги